Для предпринимателя


Кто на сайте

Сейчас на сайте: 7 чел.

Поделиться



Instagram

Я.Метрика

Яндекс.Метрика
PDF Печать E-mail

сложна, так как нет законодательных критериев, определяющих ориентиры того, как должен соотноситься экономический смысл сделки с ее формой.

Налоговые органы вправе самостоятельно определить действительный экономический смысл сделки путем изменения ее юридической квалификации или статуса, а также характера деятельности налогоплательщика. В этом случае взыскание налога происходит в судебном порядке (подп.з п. 2 ст. 45 НК РФ).

Сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ), мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК РФ) являются недействительными независимо от признания их таковыми судом в силу положений ст. 166 ГК РФ.

Деловая цель сделки. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, и рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели (абзац второй п. 2, п. 4 Постановления №53).

Признак отсутствия деловой цели проявляется, например, в заключении налогоплательщиками договоров без реального намерения исполнить по ним свои обязательства. В судебно-арбитражной практике такие договоры называют фиктивными.

Для исследования вопроса о наличии деловой цели в сделке суды должны обращать внимание на наличие обстоятельств, свидетельствующих о намерении налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 9 Постановления №53).

Предпринимательская деятельность не может быть безусловно прибыльной, поэтому убытки сами по себе еще не доказывают недобросовестное поведение налогоплательщика, направленное на получение необоснованной налоговой выгоды. Судебно-ар-битражная практика справедливо исходит из того, что убытки налогоплательщика еще не свидетельствуют о наличии необоснованных расходов7.

Кроме того, убытки могут быть обусловлены допущенными просчетами в планировании и осуществлении бизнес-планов, так как предпринимательская деятельность по определению имеет рисковый характер. Именно в силу рискового характера предпринимательской деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Такова позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в Постановлении от 24.02.2004 №3-П.

Обоснованная налоговая выгода выступает как следствие реальной экономической деятельности, но не может выступать как цель хозяйственной деятельности.

В последнем случае вообще нельзя говорить о ведении какой-либо хозяйственной деятельности, так как здесь лишь создается видимость ее осуществления, а целью является уход от налогов.

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность должна быть направлена на систематическое извлечение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, оказания услуг. Поэтому отсутствие данной цели позволяет сделать вывод о том, что осуществляемая деятельность не является предпринимательской.

Таким образом, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если установлено, что главная цель налогоплательщика состояла в получении дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность (абзац третий п. 9 Постановления №53).

Основанием для такого вывода может служить анализ хозяйственных отношений налогоплательщика с его контрагентами. Например, когда реальное оказание услуг не подтверждается со-бранными доказательствами, а деятельность налогоплательщика направлена исключительно на завышение затрат в целях уменьшения налогооблагаемой прибыли, что противоречит самой природе предпринимательской деятельности8.

7 Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.02.2007 по делу № А11-1646/2006-К2-24/107.

8 Постановление ФАС Центрального округа от 30.03.2007 по делу n»A48-8oi/o6-i9.


предидущая наверх следущая

Рекламная сеть